НовостиМузыкаВидеоТекстыБлижний Круг
Бог-Близнец. Глава 5. Часть 1. Александр - Алексей Скребнёв Бог-Близнец. Глава 5. Часть 1. Александр

Алексей Скребнёв — Бог-Близнец. Глава 5. Часть 1. Александр

7 мая 2282.
Всё непродолжительное время заседания Синода Александр провёл вместе с Михаилом и Замиром — СЗРовцами, что прилетели с ними, — в столовой Парламента. В этом просторном помещении за пятью длинными рядами столов могут уместится, пожалуй, человек сто. За стойкой, где в специальных термоконтейнерах, охлаждённых или горячих, держат еду, кассы нет — всё для служащих и гостей бесплатно. Из персонала — лишь повара в белых кепках с небольшим козырьком и таких же по цвету комбинезонах поверх красных футболок. Они периодически подходят и добавляют новые порции напитков или блюд на тарелках, меняют опустевшие контейнеры.
На противоположной стене, сбоку, чтобы было видно всем сидящим, висит огромная сборная телевизионная панель, по размерам — как на стадионах для трансляции.
Столовая забита — все служащие Парламента, которые смогли, пришли посмотреть на Синод. Едва на экране показали Марию, как все замолчали и притихли. Александр с охранниками нашли место на дальнем от телевизора конце крайнего ряда, но и оттуда видно хорошо. На них никто не обратил внимание. Да и они сами едва перекинулись парой слов по дороге сюда, а потом — всё внимание первому напутствию Бога...
Здесь простые люди, не причастные к Религии и тем грехам, о которых говорил Создатель, так же хватались за голову и сердце, кто-то брал за руку свою пару, нынешнюю или будущую, другие переписывались по телефону с близкими, не мешая разговорами остальным.
К самому концу речи Замиру пришел сигнал на едва заметный наушник в ухе, он дал знак коллеге и позвал за собой Александра. Они вернулись к той самой двери с орнаментом практически одновременно с выходящими Марией и Иоанном. Последний сдержан, хотя видно, что сил у него прибавилось. А вот Богородица точно разбитая. Когда она увидела мужа, то сразу бросилась в его объятия.
- Какой ужас... Я была в Нём, но всё слышала... Что же будет...
Она чуть не плачет. Отец Иоанн попробовал её успокоить, что всё — по велению Его, но Мария не унималась. Только присутствие Саши привело её в норму, и они тем же путём, по которому пришли, вернулись к вертолётной площадке. Журналисты, снова снимают без остановки, только периодически доносятся робкие «Создатель, прости нас». В этот раз Маша не стала позировать, они сразу забрались в вертолёт. Один святой отец подошел поближе и объявил, что Богородица возвращается к паломникам, а вечером он даст пресс-конференцию.
Затем они вернулись в отель. Им дали час «отдыха» - в полдень Марию попросили снова идти в шатёр, встречать паломников. Саша хотел приготовить завтрак, но она отказалась.
Она села на кровать к стенке в новом белом платье, положив руки на поджатые колени. Белым платочком вытирает набегающие слёзы. Александр знает это состояние Маши: в такие минуты её лучше не трогать. Он молча сел рядом, смотрит в другую сторону. Никогда не мог оставить жену одну, вопреки её просьбам. Так и закрепилось у них. Через минут пять она взяла его руку, крепко сжав, чуть позже положила голову на плечо. Обнимаясь, они пролежали почти весь отведённый час. Мария только успела проверить в ванной состояние косметики, как в дверь учтиво постучались. После звуковой команды Александра дверь открылась, и вошел отец Иоанн, чтобы сопроводить Богородицу к паломникам.
Саша снова остался один в роскошном, но пустом номере.
Готовить для себя одного не хочется — после такого Синода кусок в горло не лезет. По всем каналам телевизора лишь об этом. Мир в панике. Отцу Иоанну следовало бы давать пресс-конференцию сразу, а не мучить людей, но, видимо, еще одна «традиция». Занятное дело, журналистов было около сотни, а кадры по всем каналам практически одни. Муж Богородицы мелькает на них меньше секунды, на заднем плане, вряд ли кто запомнит.
Была бы у них обычная, спокойная жизнь. Стояли бы, наверное, сейчас в очереди за Благословением, чтобы будущим близнецам оно передалось. Жили бы в своей квартире, Саша бы работал, Маша бы ходила на курсы для молодых мам. Нормальная жизнь. А вместо этого они заперты в лучшем отеле, он бездельничает целыми дня (прошло всего три дня, а он уже начинает беситься), а она вещает за Бога. Можно начинать писать мемуары с название «Самая роскошная тюрьма. Какого приходится мужьям Богородиц»...
Он схватил первое, что попалось под руку, и швырнул в стену. Подушка беззвучно ударилась и упала.
Приступ злости прошел. Саша сам себе удивился, даже испугался. Подушку аккуратно вернул на место.
А мысль вести дневник показалась стоящей: ведь таких мемуаров еще не делали. Может, Александр Смирнов будет первым мужем Богородицы, которого запомнят.
Достал ноутбук, долго думал, как назвать папку для записей («Заключение», «В отеле», «Записки мужа Богородицы»), но решил пока озаглавить нейтрально «Дневник». И следующий час, отвлекаясь на телевизор и разбор сетевой почты (отвечать нельзя, но читать не запрещали), описывал события последних ней. Потом взял тачфон и сфотографировал их номер: общий план, затем подробно.

Остальное:
https://skrebnev.kroogi.com/ru/download/3120516-Bog-Bliznets.html#
или
http://fenixov.livejournal.com/4381.html
© Алексей Скребнёв 18 сент. 2015 19:31
Комментарии